Глава 2. Сразу после разговора с Бертой я сделала то, чего мне так давно хотелось - отправилась в общежитие

Сразу после разговора с Бертой я сделала то, чего мне так давно хотелось - отправилась в общежитие. По дороге забежала на кухню, с умилением оглядев бледные стены и полинявшие шторки, сделала себе чаю, затем прошлась несколько раз по коридору, здороваясь с редкими проходившими мимо студентами, и, наконец, отправилась в свою комнату. Странно, прожила здесь меньше полугода, а успела привязаться к новому месту больше, чем ко всем своим постоянным домам вместе взятым.

Одной рукой поставила на стол чашку, одновременно вытряхивая вторую из рукава пальто, переоделась, затем бросила на подоконник пару подушек и, подхватив свою кружку, с ногами туда залезла. И крепко задумалась.

Соблазнить Сорби?.. Как прикажете это делать? С чего вообще такая глупость мою голову посетила? Берта теперь доставать станет... вздохнула я, глядя на редкие заиндевелые деревья во дворе. За окном медленно и печально опускались крошечные белые снежинки. Я поводила по стеклу пальцем, наблюдая за ними, и снова вернулась к насущной проблеме. Следовало придумать какой-нибудь план... Однако голова оставалась приятно легкой и пустой, не поддаваясь попыткам насильно заставить ее думать.

Что я знаю о соблазнении мужчин? В принципе кое-что знаю... Только, во-первых, герцог - это не граф Танский, для которого достаточно декольте сделать пониже, а грудь приподнять повыше - сам начнет кидаться на все, что шевелится. А во-вторых, странно будет, если обычная студентка Корни Грейс неожиданно начнет себя вести как девица легкого поведения... или же томно по-аристократически закатывать глазки и хлопать ресницами. Вот незадача. Какие вообще девушки могут нравиться Джеку?

Красивые? Воображение нарисовало меня, расфуфыренную донельзя, идущую на лекцию и томно стреляющую глазками в проходящих мимо мужчин. Смешно. У нас таких полно и без меня...

Смелые?.. На воображаемой картинке появились языки пламени - Академия в огне, Сорби доблестно его тушит. Сверху падает горящая балка, оглушая мужчину. Я мужественно бросаюсь в самое сердце пожара и на пределе сил вытаскиваю милорда. Тот, приходя в сознание, смотрит на мое счастливое чумазое лицо с редкими дорожками слез, сразу же клянется в любви до гроба и все такое... Я снова рассмеялась. Скорее всего, оказалось бы наоборот - и снова стена огня, разодетая красавица, я то есть, пытающаяся вытащить застрявший среди горящих обломков каблук или хотя бы ногу из туфли, и вопящая "На помощь!" Тут появляется Сорби, легким движением руки тушит пламя и за несколько секунд приводит здание в порядок. Я же от избытка переживаний падаю без чувств прямо на руки своему герою. Фу-у-у... С трудом представляю себя в подобной роли...



Хотя, последняя сцена мне понравилась, стоит только немного подкорректировать: скромная, трепетная девушка, которую хочется оберегать - чем не вариант. Итак, иду я по залу лекционной аудитории. Мимо в сторону кафедры пробегает Джек. И тут... паук! Нет, лучше мышь! И я с громким визгом... не подойдет, лучше с тихим стоном сползаю в сильные мужские объятия. "Ага, крови она не боится, зато от пауков в обморок падает", - ехидно напомнил внутренний голос. А память услужливо подкинула сценку, где в обморок пыталась упасть несравненная Азалия. Только на ее месте теперь я представила себя - две короткие пощечины и вежливое извинение: "Простите, не имею привычки поднимать руку на дам, но вы тут в обморок упали"...

- Корни! - взявшаяся словно ниоткуда, Люська с воплем бросилась мне на шею, чуть не свалив меня с подоконника, и заодно прервав мои терзания. - Я так рада тебя видеть! Как каникулы провела?

Я задумалась на минуту. Да уж, провела, так провела... Адания с ее конкурсами и расследованиями, затем Отан и снова Адания... и герцог Сорби... Я сдержала вздох и бодро ответила:

- Скучно и банально. Просидела дома. А ты?

- Я тоже... только у родителей. Там хоть природа. В следующий раз со мной поедешь - вместе веселее будет.

Я машинально покивала, продолжая оставаться на своей волне.

- Эй, - в какой-то момент пощелкала пальцами подруга у меня перед носом, - ты меня слушаешь? Я говорю - на выходных празднуем Новый Год!

- Новый Год? Он же почти месяц назад был, - удивленно посмотрела я на Люську.

- И что? Тогда же не гуляли - у кого сессия, у кого каникулы. А Новый Год... это традиция. Так что готовься. Надо тебе еще и костюмчик быстренько придумать.

- Знаешь, Люська... - задумчиво произнесла я, увидев в предстоящем праздновании перст судьбы, - мне нужен такой костюмчик, чтобы все мужики в осадок выпали...

На секунду глянула в ошарашенные глаза подруги и поспешно добавила:

- Только ради Богов не спрашивай, пожалуйста, ради кого я так стараюсь.

Надеюсь, он там будет...

Следующие дни прошли тихо и мирно, включая начавшиеся занятия. Большинство преподавателей и студентов еще не отошли от продолжительного отдыха, а последние зачастую и вовсе игнорировали первые дни учебы. К тому же занятий у Сорби нам пока не поставили.



Зато приготовления к празднику шли вовсю. То тут, то там собирались кучки по нескольку человек. Девушки болтали о нарядах, прическах, танцах, угадывали, кого из музыкантов пригласят в этом году. Ребята обсуждали еду, выпивку и предстоящие развлечения.

- А вы кем будете на празднике? - послышался женский кокетливый вопрос, доносящийся из группки студентов. Кажется, моя однокурсница.

- Вероятнее всего, как обычно, конем, - раздался неподалеку знакомый голос. Я подавила порыв обернуться. Замедлила шаг, прислушиваясь к разговору. - Должен же вас кто-то по домам развозить.

За спиной раздался смех - молодежь оценила шутку. Я снова еле сдержалась, чтобы не посмотреть в ту сторону.

- Хотя, - продолжал Джек, - не исключено, что в этом году я изменю традиции - приду в костюме и поучаствую в веселье, - сказал он и громким трагичным шепотом добавил, - если удастся роль лошади передать Ленси.

Сердце радостно забилось. Он появится на празднике! Стараясь прятать от окружающих идиотскую улыбку, не желающую сползать с лица, я двинулась дальше по коридору.

Мы с соседкой тоже времени даром не теряли. Люська решила нарядиться гадалкой - нашла широченную яркую юбку, подвязалась цветастым платком, продела в уши огромные сережки-кольца, затем жестом фокусника извлекла из внутреннего кармана колоду карт и хриплым прокуренным голосом прокаркала:

- Эй, красавица, дай-ка погадаю, всю правду скажу.

Получилось весьма неплохо. Со мной оказалось сложнее. Мы выгребли все свои запасы - и мои, и Люськины - я перемеряла огромное количество платьев, пытаясь придумать, в какой костюм их можно переделать, но ничего способного превратить меня в писаную красавицу не нашлось. Я уныло обвела глазами погром, который мы устроили.

- Хоть голой иди, - тоскливо произнесла, присаживаясь на край кровати.

- Голой? -Люська потеребила рыжий локон. - Хм... а если... и правда...

Я удивленно уставилась на подругу. Какие еще "если". Понимаю, что костюм матери-прародительницы и действительно вызвал бы фурор, но я не совсем того добиваюсь.

- До тебя со мной в комнате жила девушка из Лаора - Зуленка. Она мне подарила костюм... у них в подобных танцовщицы выступают, или дома перед мужем дефилируют...

Кажется, я знала, о чем идет речь, и почему Люська запнулась, не решаясь мне его предложить. Широкие штаны из полупрозрачной ткани, собранные у щиколоток, открытый живот, и едва прикрытая грудь, причем тоже полупрозрачной тканью. Если наряд в таком роде, то да - на публику одевать его не совсем прилично.

- Давай! - решительно потребовала я. - Посмотрим!

Спустя десять минут мы с подругой облачали меня в костюм южной наложницы - по-другому его сложно было назвать. Нежно-голубой прозрачный шелк мягко лег на берда, стекая вниз невесомыми полосками ткани, под которыми едва угадывались такие же полупрозрачные штаны. Длинный шарф из той же ткани с крошечными бубенцами по краю в несколько слоев завернул бедра. А второй такой же обвился вокруг груди и едва прикрыл плечи. Поверх надевалась не застегивающаяся впереди короткая рубашечка с прозрачными рукавами, что расширялись чуть ниже плеча и были собраны у запястья. Наряд оказался вызывающим, но все же намного скромнее, чем я ожидала. Если одеть под шаровары тонкие синие лосины, а под верхний шарфик маечку, то... наверное, я бы даже рискнула в этом на людях появиться. Я плавно повела рукой, подражая южным танцам, выгнула спину, качнула бедром, завертелась, позволяя полосам ткани, заменяющим юбку взметнуться вверх. Воздух наполнился мелодичным перезвоном десятков крошечных бубенцов. И вопросительно взглянула на подругу. Если и оставались сомнения, то восторг в глазах Люськи помог мне принять правильное решение.

- Корни, не знаю, по кому ты сохнешь... - девушка едва перевела дух, - но после ТАКОГО!!! Парни за тобой табунами бегать станут!

Я только загадочно улыбнулась.

В день праздника Люська снова взялась за меня. Заставила втереть в кожу самодельный ореховый лосьон, отчего кожа потемнела как у настоящей южанки. Затем им же помыли волосы. И наконец, добавили к образу яркий макияж, особенно выделив глаза. Из зеркала на меня смотрела незнакомая красавица. "Сюда бы еще черные глаза", - подумала я. Благо даже линзы такие у меня были. Но не в этот раз. Все равно образ получился сногсшибательным - безумно нежным, женственным и в то же время сексуальным. А дальше... дальше будем смотреть по ситуации.

В коридоре нас уже заждались ребята, поэтому выпрямив плечи и подняв гордо подбородок, я направилась вслед за подругой на выход.


2901336901479927.html
2901380990737221.html
    PR.RU™