Тосканские картинки

Предыдущая12345678910111213Следующая

Начиналось все сурово — совсем не по-детски. И кто придумал это первый — «Программа второго уровня» ? ? ?

Я придумала. Я семинары веду рисовально-живописные, и в Италию мы собрались с теми, кто у меня уже начальный курс обучения прошел. Они переросли уже те знания-умения, которых набрались на первом семинаре, и жаждали новых. Для этого я выбрала чудесное местечко: недалеко от Флоренции в виноградниках затеряна старая ферма, переделанная под гостиницу. В десяти километрах отсюда находилось поселение Винчи, откуда родом был знаменитый Леонардо, и мы могли посмотреть на мир его глазами... Такую возможность грех было упустить, и я провозгласила семинар второго уровня! Но Вселенная решила надо мной подшутить, и, раз уж я не указала, что второй уровень только живописи касается, она внесла свои поправки — и второй уровень получился по всей программе — второй уровень Реальности! Так оно и вышло: с самых первых шагов нам задачки задавали — крышечку сносило! Но и ответы приходили — любо-дорого!

Я летела во Флоренцию Эйр Франс — с пересадкой в Париже.

Приземляемся — внизу громадный, как просторный город, Шарль де Голль. Низкая плотная облачность, на горизонте туча грозовая — гадость противного цвета. Все одеты, несмотря на довольно теплую погоду, очень сумрачно: серый всех оттенков, коричневый, болотный — глаз ни на чем не хочет останавливаться. Первая мысль: не умеют французы погоду делать! Живут в хорошем месте, а пользоваться дарами не научились! Показать класс, что ли? Но я занята транзитными гонками — за час нужно разыскать свой самолет на Флоренцию — в десяти огромных терминалах, разбросанных на километры — аэропорт громадный, и разбираюсь не сразу. Наконец почти через час лингвистических изысков нахожу свой выход.

Можно расслабиться. А надо сказать, что языков я никаких, кроме изобразительного и родного, не знаю. Не вживаются они в мою голову, я уже всякие пробовала учить — даже китайский. Нет. Побродят они по моим мозгам и выходят обратно. Поэтому за границей у меня особый тренинг — общения без языка. Вот где я чудеса мимики и жестикуляции показываю! И прекрасно получается — еще ни разу не заблудилась и заодно убедилась, что мир полон сказочно добрых и терпеливых людей, и если ты хочешь быть понятым — ты будешь понят!

А погодка тем временем наладилась — красота — на небе ни облачка!

Высший пилотаж!

Ай да я!

Вдоволь наобщавшись с французскими волшебниками — работниками аэропорта, я села в уголке и стала заливать в блокнот то, что лилось буквально с кончика пера — безо всякого усилия с моей стороны:

Если прилетели вы во Францию И хотите словом перемолвиться С разными приятными французами Но незнанья языков стесняетесь Иль забор языковой построили Не кричите: «Дорогие граждане! Как республика мне ваша нравится, Только говорите непонятно вы!» Вы спросите первого прохожего: «Что ли ты по-русски не кумекаешь? » . «Отчего же, запросто кумекаю», — Так ответит вам любой во Франции — Потому что все на свете русские А кто нет, те просто притворяются! И не важно — Франция ли, Индия Венгрия, Канада иль Нигерия — Если вы хотите разговаривать Обязательно у вас получится!



Никто со мной по-русски не разговаривал, конечно, просто мы с паспортным контролем очень хорошо друг друга поняли путем рисования карикатур на меня, и я была счастлива — вот, оказывается, как еще можно изъясняться! Но поэтическое настроение на этом не кончилось, дальше писалось само, я думала — шутка такая придумалась:

Если кто-то с Лисси Муссой Во Флоренцию собрался И рассчитывает только Наслаждаться и балдеть Вы готовьтесь — счас начнется! Резво Матрица прогнется И начнется веселуха — Не получится скучать То запудрили мозги вам То билеты раскупили То испортилась погода То вам визу не дают То куда-то делись деньги И зачем-то врач всех вызвал Муж бастует, детки двойки Дружно стали получать — Это все проделки Муссы, Потому что раз волшебник — То изволь любую пакость Превратить в свое Добро! И такие тренажеры Для волшебников готовит ежедневно Чтобы виден был прогресс.

Потому что кто умеет

С ситуацией справляться

Тот любые злые будни

Превращает в карнавал!

И поэтому уж если

Во Флоренцию добрался —

То держись теперь, волшебник,

Значит, круто ты попал!

Я представляла, как я буду зачитывать вечерком девочкам этот стих, и они будут хихикать и говорить: «Ну ты, Мусса, как всегда — лишь бы нафантазировать!» Но как-то странно стукнуло что-то внутри, как будто сказало — зря я так, накаркаю ведь, но решила, что стих хороший — пусть будет. И началось! Что называется, «сказано — сделано»! Во Флоренцию долетела без особых приключений, но с часовым опозданием, и первая задачка: сообразила, только прилетев, что не взяла с собой ни адреса нашей фазенды, ни телефона ничьего, а Криветка мне не отвечала — у нее, оказывается, роуминг забарахлил и включился только на третий день.

Криветка приехала во Флоренцию два дня назад, сняла выбранный нами дом, разведала, как ездить в город, какие есть вокруг удобства и развлечения, где находится лавочка с необходимыми художественными принадлежностями, как вызывать такси и прочие нужные вещи. И должна была меня встречать. Но ее не было. Обещанная в стихах себе самой каких-то четыре часа назад «веселуха» началась!

Вы полагаете, в привычной картине мира образовалась дыра и туда хлынула паника: как же я теперь, в чужой стране, не зная, куда мне ехать, и спросить-то толком не могу, да еще когда не знаю, что мне спрашивать? Но это картина мира не моя — я давно уже живу в Волшебной картине мира. Поэтому на ближайшей лавочке открываю свой чемодан и достаю Генератор — Универсальный Портал. Это мы как раз с Криветкой такие штуки придумали волшебные, и одна добрая типография напечатала мне этих Порталов целую кучу. Так вот на этом Портале кнопка «Поиск» име ется, вот ее я и задействовала сейчас спокойненько. И направилась к выходу.

А на улице к голове своей обращаюсь:

— Скажи мне, голова, где все собираются обычно? Где оно, то место встречи, которое изме нить нельзя?

И голова мне отвечает:

— В Теремке! Туда все приходят, и МышкиНорушки, и Лягушки-Квакушки, и Зайцы-Попрыгайцы, и все остальные там собираются. А Медведь пришел, хотел изменить это место встечи — рас тянуть, но у него не получилось, Теремок лопнул в знак протеста!

Вспоминаю, как выглядел Теремок: «стоит в поле Теремок, он ни низок ни высок». Понятно. Выбираю самый маленький домик из тех, что вижу, и самый высокий — это по условиям — не Теремки. Остаются два, из одного я только что вышла. Второй вижу напротив: он повернут к нам задом, к лесу передом. Обхожу его — это, оказывается, дом автостоянки — здесь машины напрокат и стоянка такси. И в ближайшее такси Кри-ветка запихивает трехлетнюю дочку Милу, которая упирается и голосит, потому что желает ехать впереди, что не приветствуется нигде.

Ура! Теремок сработал! А Криветка, прождав меня час, решила, что я уже не приеду сегодня, и уезжала в город — звонить мне и выяснять, что случилось, ее мобильник почему-то не работал. (Почему-то! Я знаю почему — чтобы полоса пре пятствий была достойная! Ух, Вселенная, какая ты веселенная!)

В какие мы попали красоты — если вы увидите — обзавидуетесь! Но как мы круто попали ва-ще — это мы поняли на следующий день — когда поехали в Пизу встречать Марисоль: началась всеобщая транспортная забастовка, когда мы были на полдороге — в Эмполи. Этот город посредине между Флоренцией и Пизой, и мы с утра добрались только туда, и нас высадили на полдороге, и на этом движение в Италии замерло.

Эмполи

Мы сидели на платформе час и приказывали, заманивали, зазывали поезд, который привезет к нам нашу подружку Марисоль, но забастовка была сильнее, и даже самолет ее не прилетал в Италию — во как бастовали!

Тогда мы разрешили Вселенной сделать нам в этом городе подарок — раз уж она нас туда завела. И мы пошли гулять.

Подарки на нас посыпались сразу: во-первых, необыкновенной красоты деревья. Потом мы их будем видеть везде, но в Эмполи это была первая прогулка по Тоскане, мы же собрались здесь накануне вечером и вышли в люди впервые.

На деревьях громадные шишки и очень красивые длинные иголки. Потом выяснится, что это кедры — в Пизе мы будем ходить по улицам по россыпям громадных кедровых орехов. Потом бросились в глаза прикольные таблички на домах — изобретательность радовала — здесь жили художники жизни! В этом городе таблички на домах все рисованные и с выдумкой, не таблички — а настоящие картины, хоть на выставку их вывешивай!

Подарок еще — ягодки! Очень красивые грозди, а самое интересное — сок ягодный, цвета ярко-фиолетового, как чернила. Перемазалась я на славу!

Потом настала сиеста, и городок и без того сонный, совсем замер. А мы уселись пробовать местное винцо и радоваться жизни. В Италии очень здорово радоваться жизни, потому что вино там роскошное, а мороженого дают на самую маленькую порцию столько, что глаза округляются, — это целое сладкое море! Прогуляли полдня и наконец получили от Марисоль сообщение, что она прилетела, взяла машину напрокат и движется в нашу сторону. И мы стали продвигаться к вокзалу — там была стоянка такси — транспорт весь еще бастовал.

Еще бы им не бастовать — ведь БАСТА! — это итальянское словечко! Я его там говорила. И меня понимали. Ну так вот: такси тоже бастовало!

Это была хорошая задачка. Быстро с Кривет-кой создаем приказ о том, что забастовка распространяется только на привокзальную площадь, и ныряем в крохотный переулок по соседству с вокзалом. В совершенно пустом городе на крохотной улице мы встали на обочину и протянули ру ку. Немедленно из-за угла выехал красоты необыкновенной седой господин, открыл нам дверцы, усадил Милу (даже без единого протеста с ее стороны), и через полчаса скоростной езды по абсолютно пустой дороге мы были дома. Чистое Волшебство!

Так же фантастически спокойно и безошибочно мы обнаружили Марисоль на ночной дороге. Темнеет в Италии резко и до чернильной темноты. Дорога освещается только фарами — никакого стационарного освещения нет. К нам с трассы можно проехать, развернувшись на ротонде в ответвление дороги, среди придорожного камыша разглядеть мостик (его и днем-то не очень видно) и нырнуть в заросли, маскирующие дорогу в виноградники. Там поплутать еще с километр в гору и только тогда увидеть ворота фазенды. Мы вышли к ротонде наобум — телефон Марисольки отключен (оказывается, сели акуумуляторы) и сама она не звонит. И первая же машина, которая подъехала, — это была Марисоль!

А она увидела указатель, что скоро уже Флоренция, и решила остановиться у первого встречного спросить дорогу — и первые встречные были мы!

А на следующий день собралась вся группа и начались занятия. По всему дому запахло скипидаром и красками, в каждом уголке стоял моль берт с начатой картинкой, и под стенами белели свежезагрунтованные холсты — красота! Сразу стало понятно — здесь обитают Музы!

У нас было ежедневное развлечение — прогулка в деревню. Большой вираж по виноградникам, потом экстрим по дороге, на которой вообще не предусмотрено место для пешеходов, и мы в Гинестре — небольшое поселение в двух километрах от нас. Мы с Марисолькой туда ходили ежедневно — для моциону. Моцион был весьма — и туда и обратно шли в хорошем темпе, и крутая дорожка вверх по виноградникам разогревала круто — благо был бассейн, в который мы тут же и плюхались!

Водичка негорячая — градусов 18 — 20 (конец октября!), а к концу нашего визита уже был ноябрь и вода была еще холоднее, но макались и плескались мы с удовольствием. Туловище знало, что в пяти шагах есть горячий душ, и поэтому радостно бултыхалось. Лично я в бассейне занималась спасением кузнечиков — они прыгали в воду десятками — похоже было на то, что специально, чтоб их спасли, — потому что в последние дни их втрое стало больше, — они позвали знакомых на этот аттракцион.

Приехала из Швейцарии Анжела и стала макаться с утра. Мазохистка! Ночи были уже холодные, и вода сильно остывала, а она вспоминала свое балтийское происхождение и на рассвете без единого визга входила в ледяную воду. А мы в теплых курточках сидели рядом, макали в кофе печенье и пускали мыльные пузыри — на подвиги тело идти и не собиралось, оно ждало жаркого полдня.

Пузыри

Эту забаву устроила Мила — Криветкина дочка. Она не выпускала из рук банку с мыльным чудом и время от времени протягивала забаву кому-нибудь — дуй! Особенно ей полюбилась Мари-соль — до сих пор любуюсь на фотках, как Мари-солька мастерски пузырится!

Но занятие это время от времени завораживало всех, и мы принимались дуть все хором, благо банок с мыльными принадлежностями хватало, и весь воздух становился искрящимся и круглым — погоды в Тоскане для этого просто сказочные — ветра почти никогда нет. И все пространство искрилось и сияло и отражало наши счастливые глаза — и это был праздник созерцания!

Такое вот ежедневное развлечение было до самого отъезда Милы. Я припрятала баночку с мыльным раствором и все ждала, что дите уедет и тогда я напускаюсь пузырей вволю — никто у меня рамку не отнимет и мыло не разольет, и пузыри мои тыкать тонким пальчиком не будет, но Мила уехала, и так и не достали мы банку с пузырями ни разу — стало неинтересно.

Брямии

Сестры, в то время пока еще не Винченные, выползали на солнышко пить кофе с плюшками. Жили мы в двух домиках, поэтому наблюдалось два варианта утреннего поведения — мы на утреннем солнышке лопали плюшки — а команда Краки — Анжела — Ла Рисса — соблюдали диету и кушали кашу.

Потом мы рисовали до 16 примерно, потом перекур. Я, топоча ногами, мчалась на прогулку до Гинестры, прихватив Криветку с Милой или Ма-рисоль, потом бассейн, обед — и до темноты рисовать.

А один день мы рисовали в винограднике. Это был совершенно фантастический денек.

Звенящая солнечная тишина, девушки, разбредшиеся среди виноградных лоз... Помните картину Брюллова «Итальянский полдень» — там девушка щекастая с круглыми черными глазами алчно взирает на виноградную гроздь, а по лицу золотые солнечные блики светятся? Мне она всегда казалась слащавой, но в тот день это было про нас. Первый раз в жизни я рисовала лежа!

Девы справились с заданием колоссально! Рисунки у всех получились суперские, и виноград мы прочувствовали полностью, а сколько мы его еще при этом слопали! А какие краски лились в глаза! Густо-синие грозди на оранжевом и багровом фоне листьев были ярче самых ярких цветов!

А потом мы отправились в ближайший к нам городок — Монтеспертоли — других посмотреть и себя показать. Монтеспертоли

Здесь мы нашли местечко совершенно волшебное!

В городе традиционное ремесло — керамика. Так вот мы откопали целую улочку керамических лавочек и магазинчиков, похоже на выставочный зал под открытым небом. Все двери открыты, и изделия вынесены на улицу, и ходишь там среди ваз, горшков, тарелок, блюд громадных. И еще много всяких старинных машин. Я узнала пресс, которым масло давят из маслин, еще станок, который для плетения канатов, но десяток машин так и остался неопознанным. И нашли мы одну улицу совершенно уникальную!

Это был музей имени Буратино!

Хотя, наверное, в итальянской версии — Пиноккио. Я там ухохоталась! На тарелках, плитках, керамических панно изображена жизнь героя — его приключения, несчастья, победы. Панно нешуточные — есть размеров достойных, метр по длинной стороне. И вот на такой плоскости на синей глазури — ярко-красный Буратино на лошадке! Мальчиш-Кибальчиш по-итальянски! А сюжеты — загляденье! Вот злая рыба кусает его за голову, какая-то птица мчит его в небесах, бравый Буратино скачет на красном коне, вот он тонет, а вот дерется с бандитами — и еще нескончаемый кладезь образов. Появилось желание прочитать приключения еще раз — что-то я упустила?

И еще один подарок: посреди улицы громад ная, метров 15 длиной, керамическая лодка, она же фонтан. Но полное ощущение, что блестящая мозаичная посудина бороздит улицу, и тротуарная плитка уложена волнами. На носу лодки кариатида с длиннющей дудкой.

Мы на этой лодочке, конечно же, покатались, и вот теперь можно рассказывать потомкам: я каталась на каменной лодке! И фотографии имеются!

Пиза

Вы ж понимаете, не могли мы туда не съездить!

Приехали мы туда сдавать Марисолькину прокатную машинку и заодно, конечно, башню в нужную сторону подпихнуть. На праздник нечаянно попали, парад старых автомобилей, ярмарка по всему городу, народу никого нет на улицах — все в центре города тусуются и празднику очень радуются.

Мы очень удачно остановились на окраине города, и поэтому проскакали полгорода пешком — и увидели уйму интересных всяких волшебных вещей и красот. Город красив необычайно, можно стоять у каждого дома с благоговением, взирая на старинные каменные вензеля, на древнюю набережную и древние стены замков.

Но быть в Пизе и не посмотреть Башню было бы странным. За час добрались до Башни. Стоит. Да, кривая. Не совсем чтобы падает, но и не ровно стоит. Вокруг народ — тысяча человек. Стоят, ждут. Молча. Мы тоже постояли. Ничего не произошло, не упала. Пошли обратно.

Кружку на память купила — падающую. То есть косоватая такая кружка, наклонная, и на ней такая же косоватая Башня.

А город все-таки мне больше запомнился, чем башня, особенно набережная. И соборчик там стоит необыкновенно красивый — весь кружевной, из белого камня, легкий как перышко. Дыхание Бога.

Гинестра

Поселение ближайшее — крохотный городок придорожный. Солнечный и сонный. У нас один интерес — там лавочка с продуктами. В первый же вечер решили прогуляться — кушать-то хочется. С пятой попытки нашли — уже почти в темноте — освещенную дверь магазинчика, который час назад должен был закрыться (волшебство фо-рева!)

Внутри — два бандита предпенсионного возраста, двухметрового роста оба, один говорит страшенным басом, второй сипит — голос сорван напрочь и похож на выпивающего гения. В него я сразу и влюбилась — жутко колоритная фигура! Потом я увижу его изображение во Флоренции и застыну на полчаса перед ним от изумления. Очаровавший меня бандит будет стоять в нише над толпой туристов с гордым и умным видом и про ницательно глядеть на древний город. И табличка у ног его «Leonardo da Vinci» заставит меня встать как вкопанную. Да, воистину — рыбак рыбака видит издалека!

Мы с Криветкой и Милой братьям-разбойникам тоже понравились — они терпеливо ждали 40 минут, пока мы перечитаем все этикетки и выберем себе еды и вина, конфет, печенья и прочих сладостей жизни. Вина нам мафиози нарекомен-довали всякого, также и сыров — поэтому пир у нас получился на неделю.

Совершенно потрясный сыр! Фантастически вкусное вино!

Эх, придется мне на свою программу самой садиться, подумала я, махнула рукой на свою тушку и решила угощаться по полной программе.

Хриплого звали Джованни, и я, подходя к прилавку и немного кокетничая, неизменно говорила на чистейшем русском языке: дайте мне, пожалуйста, вот эту рыбку и вот этот кусочек сыра. Самое интересное, что Джованни меня прекрасно понимал и сразу указывал на необходимую вкуснятину: Куэсто? И я гордо говорила: «си». И «пре-го». В смысле: спаСИбо и ПРЕГОдится.

На кассе у братьев-гангстеров сидела колоритная итальянская столетняя Мама этих бандитов, которая таким же хриплым басом подсчитывала пиастры и мило улыбалась девочке Миле.

А в скобяной лавочке итальянец даже заговорил по-русски, когда я у него зеркало потребовала. Говорю: — Братец итальянец, нам нужно зеркало, — и руками вокруг рта такие кружочки рисую — как будто губы крашу. Хозяин лавочки расцвел и выдал нам по всей программе — почти без акцента: «Спасибо, пожалуйста, до свидания, один-два-три-четыре-пять!» За это мы у него аж два зеркала приобрели.

Радуги Гинестры

В Гинестре, когда солнце начинало собираться к закату, всегда наблюдался небесный феномен: осколочные радуги. Небо над Тосканой всегда затянуто тончайшей дымкой, и вот, видимо из-за этой дымки, возникали осколки радуги — три-четыре, а иногда и пять ярких цветений, причем в разных направлениях, как небесные смайлики получались, и небо буквально улыбалось нам!

Дома, в смысле на горе у себя, такого яркого сияния не было, и больше двух радуг тоже я там не видела.

Винчи

Вот и настал день, когда должно было свершиться главное волшебство: мы поехали в Винчи смотреть на мир глазами Леонардо. Накануне все плели роскошные венцы из лавровых ветвей и диких яблок — красота получилась неописуемая и по виду и по запаху! У нас было две машины, и заднее стекло каждой украшал ворох лавра, перевитого гроздьями диких яблок и золотыми лентами. Дорога недалекая — через полчаса мы уже выгружались в крошечном поселении, вытянувшемся вдоль одной улицы, которая начиналась у подножия горы и резко забирала вверх. Наверху был старинный замок, в котором теперь находился музей Леонардо да Винчи.

В музее собраны модели всех машин, которые придумал Мастер, даже гигантские крылья теснятся под потолком самого большого зала. Я была счастлива! Столько красивых фотографий у меня за один день никогда не было! Да еще устроителям музея надо отдать должное — освещение везде было просто сказочным!

На выходе из музея Ла Рисса обратила мое внимание на таблички, которыми были увешаны все стены:

— Ты это видишь?

— Вижу, — сказала я, — а это что?

— Это предупреждение на трех языках о том, что фотографировать категорически запрещено!

Вот я всегда говорила: «Многие знания — многие печали!» Ну, если бы я знала итальянский или английский, разве я смогла бы так спокойно и радостно фотографировать?

Музей интереснейший, и очень красиво оформлена вся примузейная территория. Мы не меньше времени провели, разглядывая все волшебные чудеса, устроенные вокруг музея.

А потом пошли смотреть громадное колесо с человеком, которое сооружено на площади, нависающей над обрывом. Я не буду рассказывать, ка кое это впечатляющее зрелище: есть вещи, которые нужно смотреть самому. Меня поразило другое: мы любовались с вершины открывающимся видом на долину, заросшую виноградниками и оливковыми рощами, и нигде признаки цивилизации в глаза не бросались. Не торчали линии электропередачи, не белели чашки спутниковых антенн, не высовывались трубы и мачты — перед нами раскинулся спокойный солнечный мир, пропитанный ароматами осени.

И вот на этих древних камнях стоял, облокотившись на гранитное ограждение, великий Мастер и любовался именно этими горами, этим небом и этим солнцем! Мы вытащили из машины свои лавровые венки и, прочувствовав величие момента, надели их, и это Волшебное Событие вошло в память навечно.

Потом была веселая суета с фотографированием, поиски Винтика Винчи, распивание Винчи-ка Винчи и фотография Витринчика Винчи, и мы смеялись от души и озорничали как дети, и все было хорошо и радостно. Но чувство Великого Приобщения не покидает меня и сейчас.

О Винтиках Винчи

Это придумалось накануне нашей поездки в Винчи. У меня все время было чувство, что я что-то упускаю, Винчи из головы не выВИНЧИвается.

Ну, допустим, мне в Винчи надо муссу купить, чтоб Мусс-Да-Винчи — еда сокрушительной си лы! Венки лавровые зарядить — это дело знакомое, работают потом такие веночки суперски!

Вот так же Винтик из Винчи — тоже предмет силы! Я совершенно логично рассуждаю: винтик такая штука, которую можно найти на улице в любом месте! Воображение услужливо подсовывает мне картинку, в которой мостовая просто усыпана разнообразными винтиками и болтиками, и я успокаиваюсь — не нужны нам никакие специальные предметы силы — мы их на улице сколько хочешь найдем! И Винтик из Винчи — это суперсильный волшебный предмет!

Ну и что вы думаете — я нашла хоть один? — Дудки! Я нашла десяток красивых перьев, серебряную цепочку, скрепку, крохотную бутылочку на десять капель и еще кучу всякого добра, но винтика я не нашла ни одного. Притом что их было вокруг великое множество: девчонки уже по горсти себе нахапали и предлагали поделиться со мной, но я хотела свой собственный винтик, собственноручно найденный! Но его не было.

И тогда Криветка подала великолепную идею: для меня винтик положен в другом месте. На улице кладут винтики для обычных волшебников, а для предводителей волшебников есть специальный ящик, в котором специальные винтики лежат. Я мгновенно представила громадный ящик, полный винтами-болтами-шурупами, и за первым же поворотом оказалась скобяная лавка!

Я уже выбрала себе самый громадный болт, весом в полкило, не меньше, как взгляд мой упал на Волшебную Вещь — это был ярко-оранжевый волшебный штопор, исполненный в виде Винта! Вот это да — тройной Винчи! То есть это был Винтик из Винчи для Винчика!Да, сегодня суперсчастливый день!

А потом мы разъезжались. В последний день мы обошли вокруг наши виноградные горы, полежали среди переспелых медово-дымных ягод, побродили в зарослях камыша и покатили домой...

Если вы «... да Винчи» стать надумали Надо в Винчи вам приехать осенью В пору сбора винограда местного И на виноградниках у города Срезать гроздь иль парочку иль троечку И давить тот виноград старательно Положив его в карманы всякие Что в одежде вашей предусмотрены Ох уж вы раскраситесь-размажетесь! Ох, и цвета станете прекрасного И все мухи-пчелы-осы-бабочки С вас нектару сладкого налижутся! А прохожие на вас любуются И приводят семьи на экскурсии Чтобы все могли узреть художества На которые способен творческий Человек, который с чувством юмора Возлежит на пике популярности Истекая соком сладкой сладости А вокруг крылатые создания Воспевают и крылами бякают Создавая трепетанье воздуха... * * * Ах, какая в Винчи осень классная!!!

Так вот. Тоскана

Сказка.

Просто сказка — и все. И хотя я уже неделю в Москве — глаза отказываются верить и высматривают в горизонте волнистую линию гор и золотистые постройки в кедрах и кипарисах. Лавровый венок из Винчи — с подвига — пахнет лавром, розами и жасмином одновременно, падающая кружка, на которой нарисована падающая пизан-ская башня, украшает стол, с лица потихоньку сходит золотой тосканский загар — и я грущу и хочу обратно.

Первые двое суток по приезде я провела за компом — смотрела подряд все возможности поехать в Италию, и лишь через три дня дошло, что не получится — меня засасывала потихоньку московская пучина дел, отчетов, публикаций, семинаров и домашние дела, и Тоскана выходила из меня теплом, расплавляя тонкий ледок московской осени, и в голове снова витали стихи, которых я, кстати, не пишу.

Только когда влюблюсь...

Не уводите с улицы меня

я растворюсь сегодня в небе осени

я песню

ту что мне дожди подбросили пою

и белого веду коня

Не уводите белого коня нам с ним еще бежать в поля осенние чтобы застать последнее цветение последнего сентябрьского дня

Мне не испить сентябрь тебя до дна

не выплакать слезами

и не выразить

что остается мне — иронизировать...

проходит все, а там, глядишь, весна

что мне весна — я дитятко осеннее кленовый лист, рябиновая ягода я отраженье неба, черная вода я в Божьем Поле крестоцветное растение

Не уводите с улицы меня

НЕ ВРАКИ

Вся книжка, которую вы держите в руках, в общем-то, не враки, но это невраки особенные. Это чистая правда, ничего не придумано.


2940673670838249.html
2940720432380052.html
    PR.RU™