День не предвещал стать каким-то особенным из ряда тысячи таких же дней. Изо дня в день к нему ходили одни и те же пациенты с одними и теми же проблемами. Он мог помочь всем. Всем, кроме себя 4 страница

- Что ты здесь делаешь? – гневно произнесла она.

- Ты должна ответить на мои вопросы. – Произнес я, схватив ее за руки так, чтобы она не смогла пошевелиться, и посмотрел в ее глаза, которые горели гневом.

Внезапно жуткая боль в голове пронзила меня… Закрыв глаза я почувствовал как по всему телу проходят электрические разряды и внезапно перед глазами пронеслось все то, что я считал навсегда потерянным – наша первая встреча, первая ссора, расставание и опять воссоединение… Теперь я помнил все, даже то, кем я являюсь. Открыв глаза, я поймал на себе настороженный взгляд Солины направленный на меня.

- Я люблю тебя, моя Солина. – прошептал я и знал, что сейчас говорю правду. – Я любил тебя все это время.

Произнеся это, я впился в ее губы жестким, властным поцелуем, словно заявляя на девушку свои права.

Где-то внизу раздавался звук звонившего телефона, затем включился автоответчик:

- Солина, я узнал все, что ты велела узнать. Нам нужно встретиться. Все обсудить, и кажется, придется принять крайние меры.

« Что такого хотела узнать Солина? И почему придется предпринять крайние меры? » мелькнуло в моей голове, но все мысли исчезли, как только она самозабвенно ответила на мой поцелуй.

глава 15.

Он не мог совладать со своими инстинктами, которые кричали внутри него, разрывая на части. Не в силах больше сдерживаться он прокусил шею девушки. Густая, восхитительная, дурманящая кровь потекла в его горло. Голова закружилась от невероятных ощущений…

- Вилен… - услышал он хриплый шепот Солины, который мгновенно развеял туман наваждения, вызванный ощущением вкуса ее крови.

- Прости, любовь моя, я не хотел причинить тебе боль…

Он поколебался секунду, затем выражение на его лице сменилось разочарованием. Он сжал челюсти и, наконец, кивнул.

- У тебя есть возражения?

- Нет. Мне нравиться… Тебе понравился вкус моей крови?

- Да.

Его тон заронил в нее надежду.

- Ты выплюнул это слово, будто оно значит что-то плохое.

Вилен притянул ее к себе, и приобнял рукой за талию. Они почти коснулись телами…. но не совсем. Тяжело дыша, он провел пальцем по ее лицу.

- Знай, расставание с тобой - это последнее, чего я хочу. Но я уважаю твое решение, каким бы оно не было.

Он оставил последнее слово за ней, отдал власть в ее руки. Если бы он заботился только о себе и о своей возможности стать ее парой, он бы никогда этого не сделал. Он подталкивал и принуждал, запугивал, упрашивал… делал все, чтобы она приняла окончательное решение.



- Я люблю тебя, - прошептала она. Следующая секунда молчания, показалась ей самой долгой в ее жизни, особенно, когда на его лице смешались надежда и разочарование. О чем он думал?

- Я, тоже, люблю тебя. Я так сильно….. - Вилен вздохнул и взял ее лицо в свои ладони. - Я пуст без тебя.

Для других, может быть, это звучало как поздравительная открытка, но она то, точно знала, что он имел в виду. Он помог исцелить раны ее прошлого, и заполнил ее будущее. Вилен помог ей выздороветь. И она была бы счастлива, сделать для него, то же самое, и быть рядом с ним, до конца своих дней.

- Расставание с тобой - последнее чего бы я хотела, - призналась она.

Его взгляд вспыхнул, разгораясь все неистовей, когда он схватил ее и поцеловал так, будто ничего, кроме них не существовало в этот момент. Не открыться ему было невозможно, и он глубоко погрузился в ее рот, жар между ними стал для него новой формой одержимости. Хотя прошло меньше недели с тех пор, как Вилен и Солина делили постель, боль пробежавшая по ее телу, заставила Солину почувствовать, что у них не было близости целую вечность. Она нуждалась в ней, нуждалась в нем. Слезы обожгли ее глаза, когда его губы прикоснулись к ней, в поклонении. В их жизни будет множество важных событий, включая их воссоединение и, возможно, не только этого. Но глубоко внутри Солина знала, что ничего в ее жизни не будет иметь большего значения, чем этот момент и их любовь. Когда он поднял голову, она посмотрела на него и растаяла.

- Ты нужна мне, - хрипло признался он. - Я хочу заняться с тобой любовью. Мне нужно почувствовать, что ты принадлежишь мне. Пожалуйста, скажи, что ты тоже этого хочешь.

Солина кивнула.

- Я хочу.

Лаская его щеку, она прижалась к его губам, скользнув ему в рот. Когда он вознаградил ее медленным, полным преданности, поцелуем, она задрожала. Даже не поднимая головы, он положил ее спиной на кровать, накрыв сверху своим телом и обхватив руками. Она почувствовала себя в безопасности, любимой. Желание всколыхнулось в них, когда она вздохнула. Он притянул ее к себе, ища ее прикосновений: к своему лицу, шее, напряженным плечам и спине. Мягкое требование наполнило его следующий поцелуй, казалось, пробираясь внутрь нее и соединяя сломанные части. Вилен осветил все самые темные уголки ее души. Он снова сделал ее цельной.

Его следующий поцелуй начался с невесомого прикосновения, но перешел в пылкий, с каждым движением губ, каждым вращением языка, до тех пор, пока не превратился в глубокий, жесткий и обжигающий. Солина не могла дышать, не могла думать ни о чем, кроме Вилена и молчаливой клятве преданности друг другу. Она открылась ему и отдала все, что у нее было, уверенная в том, что между ними не осталось больше секретов.

Утопая в его поцелуях, она дрожала, когда он медленно снимал с нее топ, джинсы, кружевное белье, рассыпая поцелуи по всему ее телу. Он пососал ее ноющие соски, положив ладонь на бедро и погладив ее, нуждающийся в прикосновении, клитор. Она горела. Вилен всегда так на нее действовал.

С момента их первой встречи, Вилен влиял на нее так, как ни один другой мужчина. И Солине отчаянно хотелось оказывать на него тот же самый эффект. Мягким толчком, она заставила Вилена перевернуться на спину. Без единого слова, она сняла с него футболку, пижамные брюки и белье. После чего пристально начала рассматривать его обнаженное тело, мужественные плечи, рельефный пресс, внушительный член. Она вздрогнула, ее рот наполнился слюной при виде его. Встав на колени перед ним, она перебросила волосы через плечо и наклонилась к нему. Вилен напрягся. Кружа языком по его члену, она почувствовала его вкус, соленый, резкий и горячий, такой мужественный. Затем со стоном она взяла его глубже.

- Да, сладкая, - прошипел он, запутываясь пальцами в ее волосах, дотрагиваясь до кожи. - Проклятье, ты невероятна.

Такая же, как и он.

Солина смаковала его вкус, заново знакомясь с его телом и этим невероятно приятным ощущением его твердости во рту. Он приподнял бедра, погружая свою напряженную плоть глубже. Она с радостью приняла в себя каждый дюйм, наслаждаясь тем фактом, что заставляет сходить его с ума от желания. Секунды стекались в долгие минуты. Его жажда росла, он начал врываться в ее рот глубокими, быстрыми ударами, стеная и нуждаясь. Он пульсировал на ее языке. Потом, он внезапно выругался и остановился.

- Нет.

Он резко поднял ее на ноги, выражение на его лице подсказало ей, что он отказывается получить удовольствие, не разделив его с ней.

- Я хочу быть внутри тебя, сладкая.

Да. Чем скорее, тем лучше.

Когда он встал на колени и положил ее на спину, она с готовностью и без промедления раздвинула перед ним бедра, Вилен зарычал и накрыл ее собой, возвышаясь над ней. Но она резко заволновалась, останавливая его и прижимая ладонь к его груди. Между ними осталась одна недосказанность…

- Подожди. Я-я тебе доверяю.

Ее голос дрожал. В то время, как его мрачный взгляд ласкал ее с благодарностью и любовью.

- Мне бы хотелось, чтобы так было всегда.

Когда он попытался снова окутать ее своими объятиями, она опять остановила его.

- Вилен. Я доверяю тебе все, что раньше пугало меня. Вылечи меня. Замени все это, чем-то лучшим.

На мгновение, он задумался; и тут его осенило, он понял, чего она хочет.

- Милая, ты уверена? Мы можем не делать этого сейчас, или когда-либо, если ты не хочешь.

- Я хочу. Пожалуйста…., - без колебаний ответила Солина.

Вилен потянулся за своим ремнем и вытащил его из петель. Он обернул его вокруг ее запястий и потуже затянул, затем наклонил ее тело ниже, чтобы привязать другой конец ремня к ножке кровати. У нее перехватило дыхание. Удержание было более символичным, чем связывание для нее. Но на первый раз этого было достаточно.

- Тебе страшно? - спросил он.

Она послала ему трепетную улыбку.

- Не с тобой.

- Я так давно люблю тебя. Я никогда тебя не обижу. Никогда.

Прошептанная им клятва, заставила ее сердце биться сильнее.

- Я думаю, что влюбилась в тебя еще с первой ночи, после того, как Крис ушел и ты занимался со мной любовью… Я знала, что в тебе есть что-то особенное.

Его губы прошлись по ее щекам, губам.

- Я, наверное, тоже влюбился в тебя, в тот самый вечер. Я просто, черт возьми, был слишком напуган, чтобы признаться в этом. Я так рад, что ты заставила меня жить в соответствии с моим положением в обществе, и что ты соблазнила меня. Я так рад, что это чудо случилось с нами.

Лаская ее плоский животик, он улыбнулся.

- Я тоже.

В следующий момент, разместился в колыбели ее бедер и начал погружаться внутрь, медленно, глубоко. Она была мокрой, жаждущая принять каждый его твердый дюйм. Но он продвигался постепенно, сводя с ума своим промедлением. Она задыхалась, пока его член скользил по каждой ее чувствительной точке, и наконец, не погрузился до упора.

Было невозможно чувствовать его настолько глубоко, и не испытывать такого экстремального наслаждения. То, что происходило между ними сейчас, было больше, чем просто захватывающая дух своей честностью нежная страсть. Он разжег настоящий пожар своими медленными толчками, заставив ее задыхаться и сжиматься вокруг него. Вилен коснулся ее губ своими губами, сплавляя вместе их рты. Каким то образом, то, что ее запястья были привязаны, оставляло чувство свободы и полной беззащитности перед прикосновениями Вилена. Она никогда не чувствовала себя более живой.

Солина не просто ощущала страсть Вилена, она чувствовала его молчаливое обещание быть самой парой для нее. Это исходило из его души, пока он толкался в нее рассчитанными, неустанными ударами, заставляющими ее быстро подойти к грани слепящего, и захватывающего оргазма, ее ноги сжались вокруг него, а она заметалась, крича под ним от наслаждения. С ее именем на губах, он последовал за ней, растворяясь в удовольствии.

- Пожалуйста, не покидай меня снова, - он тяжело вздохнул у ее губ.

Никогда.

- Что бы ни случилось в будущем, мы все решим. Я тебе обещаю.

Вилен освободил ее запястья и взял ее за руку.

- Спасибо, что доверилась мне.

- Спасибо, что исцелил меня.

Он переплел свои пальцы с ее, и посмотрев на ее руку, нахмурился.

- А где наше парное кольцо?

Выскользнув из под него, она потянулась к прикроватной тумбочке. Обнаружив его там, она вытащила оттуда кольцо с большим сверкающим бриллиантом. Он взял в свои руки один из ее трясущихся пальцев и улыбнулся.

- Любовь моя, окажешь ли ты мне честь вновь стать моей парой?

Пока он вновь надевал кольцо ей на палец, слезы радости полились по ее щекам.

- Я согласна. Навсегда.

***

Была уже глубокая ночь когда Солине все таки удалось выбраться из постели при этом не разбудив спящего Вилена. Накинув халат, она спустилась вниз, в гостиную. Подойдя к телефону девушка в очередной раз прослушала оставленное Крисом сообщение, которое слышала утром , но ее… «отвлек» Вилен…

« Значит, он узнал и нашел того, кто желал моей смерти. » Мелькнуло в голове у Солине пока она набирала номер того, кого боялась, но выхода у нее не было…

- Отец, надо собрать Совет и решить один безотлагательный вопрос.

Сказав это, девушка одела пальто и выйдя из дома скрылась в ночи. Настало время покарать своих врагов.

глава 16. от лица Солины.

- Добрый вечер, дочь моя, - произнес мой отец, как только я села в его машину.

- Здравствуй, отец…

- Господи… Солина, как ты выглядишь? - прорычал он пристально глядя на меня.

От этого взгляда мне захотелось убежать, спрятаться, испариться… Да все, что угодно лишь бы не находиться сейчас здесь, под этим жестким взглядом, который словно смотрел в самую глубину моего сознания.

- Чем это от тебя так пахнет? – холодно спросил он и втянул воздух через нос. – Ты опять связалась с этим щенком?! Я тебя предупреждал, чтобы ты держалась от него подальше! Ты не можешь быть с ним!

- Но почему отец?

- Тебе предначертано быть невестой Лэана! Этот брак объединит кланы Даркмисс и Соулитер…

- Отец… Я не поступлю так как ты того желаешь, я не хочу жить и мучиться от осознания того, что мне придется всю жизнь провести с тем, кто мне ненавистен до глубины души.

- Я не хочу даже слышать каких либо возражений… Любовь – миф выдуманный лишь для того, чтобы более сильные могли держать в своих руках слабых… Но сейчас не об этом. На данный момент нам нужно поехать домой и смыть с тебя этот тошнотворный запах… - прорычал он и приказал водителю доставить нас в дом, который был для меня так ненавистен, а я… Я промолчала, лишь потому, что знала, что любое сказанное поперек слово может привести к наказанию.

***

Стоя под струями воды в своей прежней ванной я все еще не могла выкинуть из головы слова отца звучавшие словно пощечина.

« Ты предназначена для Лэана… Ты не должна быть с этим щенком… »

Но Вилен не щенок. Он самый сильный вампир, которого я когда-либо знала. Даже сильнее отца…

- Солина, поторопись! – услышала я крик отца вошедшего в комнату. – Нам нужно уладить вопрос до восхода солнца, ты прекрасно знаешь как терпеть не могу солнечный свет. Когда выйдешь из ванны одень то, что я тебе здесь оставил.

Сказав это, отец вышел.

« Он прав, необходимо сделать все до восхода солнца. Чем быстрее все закончится, тем меньше у меня останется меньше врагов. » Мелькало у меня в голове в тот момент когда я выходила из ванной. На кровати меня ждало алое платье с глубоким вырезом на спине… мой отец любил алый цвет, как он говорил, именно этот цвет напоминал ему о крови девственниц, так что мне совсем не стоило удивляться его выбору.

***

Выйдя из комнаты и зайдя в гостиную я встретила отца сидящего в кресле у камина и читающего какие-то бумаги. Почувствовав мое присутствие, он поднял глаза, и улыбнулся одной из своих улыбок, которая как всегда источали злобное удовлетворение. От этого пол моей спине побежали мурашки.

- Я вижу, ты готова, дочь моя.

- Да, отец…

- Не хочешь узнать кто так хотел твоей смерти? – спросил он, глядя прямо мне в глаза, но не дав мне шанса ответить продолжил. – Это твоя сестра-близнец…. Удивлена?

- Нет, отец, - ответила я, но на самом деле все было не так.

Я была крайне удивлена. « За что?! Что я ей сделала такого, чтобы она желала мне смерти? » думала я, но неожиданно ответы на все мои вопросы сами пришли ко мне в голову – всю жизнь моя сестра, Леда, была белой вороной в нашей семье. Никто ее не любил, никто не считался с ней, как с полноправным членом семьи… Ею двигала зависть и желание обладать всем тем, что было у меня.

- Пойдем, дочь моя. – вырвал меня из размышлений голос отца.

Не говоря ни слова я последовала за ним в подземелье, где находился зал, для проведения судов и казней Совета.

***

- Ввести обвиняемую. – голос отца эхом отражался от каменных стен зала.

Вслед за его словами одна из дверей, которая вела в темницу, открылась и из темноты вышли цепные псы моего отца – Майрус и Айнэр, которые на цепях волокли за собой девушку, в ней я с трудом узнала свою сестру. Спутанные, покрытые кровью волосы, все лицо испещерено глубокими, незажившими рубцами. Хрупкое, истощенное тело покрыто кровоподтеками и ожогами – это были следы производимых над ней пыток, дабы добиться признания в совершенных ею деяний.

Вытащив девушку из темноты они уложили ее на установку похожую на стол, прикрепили руки и ноги кожаными ремнями так, чтобы она не могла пошевелиться, а затем подняли в вертикальное положение и теперь Леда была обращена лицом к нам, своим инквизиторам и палачам.

- Леда Даркмисс, Вы обвиняетесь в колдовстве, при помощи которого были совершены деяния против главнокомандующего армии вампиров…

- Нет! Я этого не совершала! – перебив отца выкрикнула Леда.

- Молчать! – взревел отец, было видно как внутри него закипает гнев. – Есть свидетельские показания о том, что в ночь на первое ноября 2007 года Вами был совершен ритуал перекрестка, с помощью которого Вы заключили сделку с демоном. Также двумя годами ранее Вами был совершен обряд наложения порчи на смертного мужчину… У нас есть вещественные доказательства в виде склянок с растворами, трав и… Некрономикон. Вы все еще будете отрицать? – произнес он. Злобная, хищная улыбка все еще играла на его лице.

- Да! Да! Да! Я ничего не совершала! – кричала она.

Безумный, полный ненависти взгляд был обращен на меня, эти глаза словно говорили мне «Будь ты проклята!»

- Тогда, может это поможет тебе быть более разговорчивой… Начнем с тисков, пожалуй… Майрус!

Один из палачей отца подошел к столу, стоящему в темном углу, взяв специальное устройство, он подошел к Леде и надел их на обе ее руки.

- Да! Боже… Да! – душераздирающие крики Леды взорвали комнату как только Майрус затянул тиски и кости девушки хрустнули ломаясь. – Я признаюсь в совершении всех деяний!

- Вот и хорошо… Нужно было сразу все сказать. – произнес наш отец смотря на нас по очереди. – Солина, закончи начатое.

Сказав это, он направился к выходу.

- Отец, прошу, не оставляй меня меня! Она ведь меня убьет! – взмолилась Леда, по ее щекам потекли слезы раскаяния. – Я клянусь, что никогда не буду использовать магию.

- Надо было думать раньше! – прорычал отец окидывая Леду холодным взглядом, а затем вышел оставляя нас наедине.

***

- Верните установку в прежнее положение, мальчики, и можете быть свободны. – произнесла я и дождавшись когда цепные псы моего отца выполнят мой приказ и оставят нас наедине продолжила. – Милая сестренка, о чем ты думала когда решила тягаться со мной? Что я никогда не узнаю? Хм… Что ж, ты глубоко ошибалась когда расчитывала на это…

- Ненавижу! Ненавижу тебя! Будь ты проклята! - визжала она, но мне было все равно, словно внутри что-то умерло. Мне было все равно кто передо мной. Она больше не была моей сестрой, теперь она мой враг. А врагов необходимо уничтожать.

Взяв клетку с того стола, на котором до этого лежали тиски взятые Майрусом. Это был самый жестокий и мой самый любимый вид пытки - пытка крысами. Подойдя к Леде я поставила клетку ей на живот и взглянула в глаза. Там ничего не было – ни боли, ни ненависти, лишь отрешенность. Не говоря ни слова я открыла дно клетки. Жадные, голодные, учуявшие кровь крысы мгновенно распространились по всему телу Леды вгрызаясь своими маленькими зубами в нее, кусок за куском съедая ее заживо…

Я упивалась ее криками, ее агонией, наблюдая за тем, как медленно угасает ее жизнь.

Уходя из зала заседаний Совета я была уверена, что самый страшный и коварный враг уничтожен, но я ошибалась. Все только ждало меня впереди.

глава 17. от лица демона.

Чего хотят люди? Многого. Кто-то хочет материального благосостояния, кто-то любви того, кого хочет добиться, но собственная глупость или трусость мешает это сделать… Много причин, чтобы заключить сделку с такими как я – демонами. Почему-то именно заключение сделки для большинства людей кажется наиболее оптимальным решением всех их проблем. Ну а цена, это так, мелочь. Хм… Знали бы они насколько ценна их душа.

***

Люди думают, что Ад также как и Царство Небесное это лишь плод больной фантазии чудаков и психов…. Для меня же Ад был домом. «Дом, милый дом» как говориться.

Мои апартаменты находились в одном из небоскребов, построенный специально для элитного отряда демонов. Да, мне повезло быть одним из этой привилегированной компании.

Каждое утро начиналось с того, что я садился в свое любимое, из человеческой кожи, кресло и наблюдал за тем, что происходит внизу. Там, в глубинах преисподней, находились пыточные камеры, в которых каждый день новую партию душ подвергали изащеренным, но таким прекрасным наказаниям – снятие кожи на живую и опускание в котел с кипящим маслом, ведь свежие души все еще могли сохранять остаточные чувства. Было так приятно наблюдать за их страданиями, их агонией, слышать их душераздирающие крики от боли, которую они испытывали. Но со временем все их воспоминания и эмоции стирались и тогда человеческие души становились бесплотными тенями, пищей для таких как я.

Изо дня в день повторялось одно и тоже и по прошествии времени мне стало скучно и совсем неинтересно наблюдать за всем этим. Ничего так больше не радовало меня… до одной прекрасной ночи, когда появился новый смысл моего существования…

Это было первое ноября… В человеческом мире праздновался Самайн. Глупые люди полагали, что именно в этот день необходимо проводить уходящую осень и встретить наступление зимы. Это было время преподношения жертв Богам. Люди совершали ритуалы, чтобы поблагодарить высшие силы за урожай, но… люди не знали одного – именно в этот день можно было заключить самую выгодную сделку.

Если быть честным, что в принципе демонам не свойственно, мне хотелось узнать каково же будет заключить сделку с человеком, ведь демоны перекрестка вернувшись после заключения сделки были безумно довольны. И это было понятно почему они были таковыми – взамен за исполнение ничтожно мелкого желания они получали душу человека в свое личное пользование навечно.

***

Передо мной стояло хрупкое человеческое существо, которое изо всех сил пыталось храбриться, но если посмотреть в самые недра ее души то можно было разглядеть маленький огонек животного страха, который эта девушка пыталась скрыть.

Все чего хотела эта девушка… Ей даже не надо говорить, все и так было видно по глазам этого существа – это ее уязвленная гордость… Что ж, пустяковое желание уничтожить все, что было дорого ее сестре, а взамен я получу душу в свое единоличное пользование.

Я выполнил свою часть сделки, но как выяснилось не до конца мужчина, которого я должен был уничтожить оказался вовсе не человеком, он был одним из тех кого я ненавидел – вампиром. Видимо именно это и спасло ему жизнь, но при этом запечатало его сущность в глубине его сознания…

Вернувшись к себе я был несказанно рад тему что заключил столь выгодную сделку с глупой человеческой девчонкой. Теперь я стал ждать того момента когда наступит время забирать то, что теперь по праву принадлежало мне.

***

Когда в следующий раз я посетил человеческий мир, то встретил ту, кого должен был уничтожить. Стоя в тени деревьев я наблюдал за ней.

- Со-ли-на… - прошептал я, растягивая имя девушки по слогам. Дрожь, вызванная доселе неизвестным мне чувством, прокатилась по моему телу. Я был шокирован, обескуражен до глубины своей темной сущности. Словно услышав мой зов она обернулась и тогда я понял, что с самого начала должен был уничтожить именно ее, а не оставлять на последний момент, ведь взглянув в эти желто-голубые глаза я понял кто передо мной – верховный главнокомандующий армии вампиров, Солина Даркмисс, мой заклятый враг.

Я давно лелеял мечты об уничтожении всего вампирского отродья и моим самым главным желанием было стереть с лица Земли именно ее, но сделать теперь это было мне не под силу, ведь по неизвестной причине меня тянуло к ней словно магнитом.

***

Уже долгое время я не был в человеческом мире… Лишь из-за страха… Думаете, что демоны не могут испытывать страх? Что ж, Вы будете если скажете «Нет»… Но я боялся. Боялся того, что не выдержу этого тягостного ожидания и появлюсь перед ней раньше времени, а если это произойдет… Что ж, одному Богу это известно…

Сегодня ночью я впервые я ощутил что-то непонятное, словно душа человека вибрировала, словно готова тотчас же вырваться из тела… Но это почувствовал не я один…

- Сын, что это? – обратился ко мне мой отец, который также являлся отцом всех демонов.

- Мессир, это…

- Это душа… И она зовут именно тебя! – произнес Люцифер повернувшись и посмотрев прямо на меня. – Ты заключил сделку?

- Да, мессир…

- Его глаза полыхнули красным. Это был не добрый знак, говорящий о том, что меня ждут неприятности.

- Ты знаешь, что не в твоей компетентности заключать сделки?! Ты демон Вожделения а не какой-то демон перекрестка! – прорычал он. – Но в то же время сделанное не воротишь… Иди, а то душа так и не достанется тебе…

***

То, что я увидел придя на зов души ошарашило меня, но затем я взял меня в руки и начал молча начал наслаждаться картиной представшей предо мной – моя любимая воительница занималась тем, что пытала свою сестру самым жестоким, самым изащеренным методом. То как капала кровь, как крысы взгрызались во все еще живое предательницы, ее крики, ее агония возбуждали меня и именно в этот момент я понял, что хочу больше всего на свете – ее, Солину. И я ни перед чем не остановлюсь, чтобы заполучить желаемое.

глава 18. от лица Вилена.

Лучи утреннего солнца пробивающиеся сквозь занавески разбудили меня. Так не хотелось никуда уходить или даже вставать с этой постели, которая все еще хранила аромат ландышей и груш – запах моей любимой Солины. Не открывая глаз, я провел рукой по соседней подушке, но… она оказалась пуста. Резко открыв глаза, я понял, что спальня была пуста. Вскочив с постели я выбежал из комнаты.

- Солина! Солина, где ты? – кричал я бегая по дому в поисках девушки, но где бы я не искал ее нигде не было…

***

Паника охватила меня, сердце билось так словно в любой момент готово было вырваться из груди.

Я обыскал все возможные места где могла бы находиться Солина, но так и не нашел ее.

Я не знал, что мне уже делать и где теперь ее искать… Но внезапно дверь открылась и вошла она… Счастье с головой затопило меня и я уже было подошел к ней. Но замер от шока, который испытал когда взглянул на нее - алое платье, в которое она была одета… оно было все испачкано бурыми пятнами, подол был весь покрыт грязью, также как и ее босые ноги… спутанные волосы испачканные… кровью и… бесчувственный, отсутствующий взгляд на ее бледном лице.

- Любимая, что случилось? Где ты была? – спросил я в надежде получить ответ, но она прошла мимо, словно не видела меня вовсе и направилась наверх.

***

- Милая, скажи, что случилось? - сказал я стоя в ванной и наблюдал как Солина все также молча сняла с себя платье оставив его грязно красной лужицей на полу и вошла в душ.

Струи теплой воды смывали с нее грязь и кровь. Как только я увидел ее то, казалось, кровь принадлежит самой Солине, но теперь, когда вода потекла по ее телу, я осознал, что кровь не принадлежит ей, и ран на ее теле нет… кроме небольшой раны на животе…

- Откуда это?! – взревел я. Гнев охватил все мое существо. – Кто это сделал? Скажи, и я убью его, тем самым отомстив за тебя.

- У близнецов особая связь… - после долгого молчания произнесла Солина. – Если пораниться один то второй будет испытывать боль и даже может остаться рана… Сегодня ночью я узнала кто подстроил ту аварию случившуюся пять лет назад… Это была моя сестра-близнец Леда… И именно сегодня я убила ее… Казнила самым жестоким методом… Своими собственными руками… Мне повезло, что она человек а не вампир… Лишь поэтому я до сих пор жива…

Я был шокирован и обескуражен тем, что сейчас услышал от нее… «Зачем?! Почему?!» - эти вопросы вертелись у меня в голове.

- Она завидовала мне, моей жизни. С самого детства она всячески пыталась стать такой же как я, как наша семья. Мы вампиры, а она… родилась человеком… Все было нормально, по крайней мере мне так казалось, но это было лишь до того момента как я встретила тебя. - сказала она, словно прочитала мои мысли. Внезапно она повернулась и посмотрела прямо на меня. Гнев, боль и неприятие случившейся ситуации отражались в ее глазах. – Как только я встретила тебя… Любовь, счастье… Даже то, что ты такой же как и я… Это разрушило весь ее самоконтроль. Жажда смерти…

Неожиданно, не договорив она вышла из ванной, так словно что-то звало ее. Не прошло и пяти минут она развернулась и выключив воду, а затем направилась в спальню. Так же не говоря ни слова она зашла в гардеробную и вышла оттуда держа в руках черное шелковое платье.

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


2713171465326712.html
2713228885912928.html
    PR.RU™